Дружба: труд и подвиг

Мы часто говорим о неком христианском взгляде на семью, на любовь, на долг. Существует ли христианский взгляд на дружбу, и если да, то каков он? Накладывает ли наша вера отпечаток на то, как мы дружим и с кем? Может ли христианство научить нас дружить? Размышляет игумен Нектарий (Морозов).

Совершенный образец

Христианство по-своему определяет любовь и переносит ее из области человеческих чувств в область религиозных понятий. Возникает закономерный вопрос: дает ли христианство подобное осмысление дружбе, и если да, то каково оно?

На самом деле я бы не стал в принципе разделять любовь и дружбу, эти вещи глубочайшим образом взаимосвязаны. Любовь – даже не столько религиозное понятие, сколько некое базовое понятие, потому что всё, что существует, вызвано к жизни любовью Божией. Поэтому любовь – не просто какое-то чувство, эмоция, переживание – это то, что является основой нашего бытия, и то, что должно быть в идеале основой наших отношений друг с другом. А дружба – совершенно естественное следствие способности человека любить. Иначе это либо приятельское общение, когда людям приятно друг с другом общаться, либо товарищеское общение, когда есть что-то, что их объединяет, либо партнерское, когда люди связаны деловыми интересами.

Поскольку дружба предполагает любовь, то искать ответ на вопрос, что же из себя дружба представляет, мы должны в Евангелии.

Во-первых, мы видим, как Господь говорит о Лазаре как о Своем друге. Он даже произносит: «Лазарь, друг наш», таким образом ставя апостолов в один ряд с Собой. Он называет Своими друзьями и учеников, точно так же говорит и о тех, кто живет по Его воле, кто знает, чего Он от них ждет, и своей любовью откликается на Его любовь. При этом понятно, что назвать Бога своим Другом – для самого человека это как-то немыслимо и дерзновенно, потому что мы и рабами-то Божиими можем быть названы лишь с натяжкой в большинстве своем, и очень часто на деле врагами оказываемся самыми настоящими, и только по милости Божией ими не именуемся. И вместе с тем, однако, у некоторых отцов мы можем найти слова о том, что Христос – это единственный настоящий Друг каждого человека. Вот такая двойственность получается…

Обратившись к Евангелию, мы также увидим удивительные примеры братской дружбы между самими апостолами, между первыми христианами, когда уже община начала разрастаться: люди друг другом дорожат, друг друга ценят. И поэтому, когда мы пытаемся для себя определить, что же такое дружба, мы должны обращаться именно к Священному Писанию, как к совершенному ее образцу.

Безусловно, христианское понимание дружбы способно оказать нам очень существенную помощь в деле приобретения друзей и в деле построения правильных отношений с друзьями. Ведь часто дружба людьми толкуется совершенно ложным образом. Можно вспомнить множество ситуаций, когда один человек говорит другому: «Ну, ты же мне друг – значит, ты должен…». А ведь настоящая дружба предполагает совершенно иное: это – мой друг, и я должен. И когда такое отношение присутствует с обеих сторон, тогда это и есть дружба.

Из области подвига

Приходится порой сталкиваться с определенной идеализацией дружбы в Советском Союзе: мол, тогда вот умели дружить, а сейчас – нет. Я бы поспешил этот миф разрушить. Сколько было случаев, по крайней мере до 1953 года, когда люди сначала дружили, а потом одного из них арестовывали, объявляли врагом народа, а его вчерашний друг либо просто закрывал на это глаза и как бы делал вид, что это – совершенно не его дело, либо вместе со всеми этого человека обвинял и говорил: «Да, он был моим другом, но он скрывался, обманывал и меня в том числе, какой же он мне друг, когда он враг партии и враг народа!». С другой стороны, безусловно, бывали случаи и жертвенного отношения, когда все от человека отворачивались и все его называли врагом – кто-то, так сказать, искренне заблуждаясь, кто-то – просто повинуясь стадному чувству, кто-то – из страха, из желания выслужиться,– но при этом находились люди, которые оставались верны своим друзьям. И, как правило, они участь своих друзей и разделяли.

Мы совершенно объективно сталкиваемся с тем, что происходит распад человеческой личности, распад общества. Наше движение нельзя назвать «прогрессом», поэтому нормальные человеческие взаимоотношения уходят, и сегодня дружба, которая должна быть для христианина естественным явлением, начинает в большей степени относиться к области подвига или чего-то из ряда вон выходящего. Да, сегодня люди и любить не умеют, и дружить не умеют, и многих-многих других вещей не умеют. И даже когда им кажется, что они любят и дружат, они очень часто заблуждаются, и происходит подмена любви и дружбы какими-то суррогатами или какими-то совершенно немыслимыми представлениями. Человек не только понимает дружбу как долг кого-то по отношению к себе, он еще порой за дружбу принимает отношения, которые не имеют никакого внутреннего содержания: люди просто вместе проводят время, отдыхают, может быть, пьют, может быть, играют, может, еще что-то делают. И в какой-то момент эта «дружба», естественно, не выдерживает возникшего у нее на пути испытания, и оказывается, что за ней ровным счетом ничего не стояло.

Оборачиваясь назад и утверждая: «вот в советское время это было лучше, то было лучше», мы забываем, что именно это время – действительно безбожное, когда народ был отторгнут от веры искусственным и насильственным образом, – и обусловливает ту деградацию, с которой мы сталкиваемся сегодня. А советское время стало естественным продолжением времени дореволюционного – идеализировать дореволюционную историю Русской Церкви тоже совершенно не стоит.

А что однозначно стоит делать – противостоять этому общему течению истории, общему процессу распада. Каждый христианин к этому призван. Если Господь говорит о том, что, придя, трудно Ему будет найти веру на земле, что за умножение беззаконий во многих охладеет любовь, это не значит, что мы должны мириться с охлаждением любви в себе и умножением беззаконий в нас самих и посредством нас в этом мире. Как раз дружба и способность дружить с другими людьми тоже, в том числе, является сдерживающим фактором в этом процессе. Потому что без дружбы жизнь становится холодной, пустой, жесткой, а когда мы способны дружить, то мы способны делиться теплом, радостью и тем содержанием, которым наполнена наша душа. И мы мир делаем немного лучше посредством дружбы. Это огромная поддержка для тех, с кем мы дружим, и для нас самих.

И каждодневный труд

Безусловно, дружба требует от человека определенного труда и зачастую не бывает легкой. Этот труд в основном связан с преодолением собственного эгоизма. Мы постоянно сталкиваемся с ситуациями, когда наши интересы пересекаются: служебные, карьерные, финансовые, даже наши гордость и тщеславие – это тоже область неких интересов. И здесь нужно уметь переступить через себя, отказаться от своего и предпочесть интересы и выгоду друга своим интересам и своей выгоде. Конечно, если ты видишь, что ты уступаешь раз за разом, а человек не уступает никогда, то это сигнал к тому, чтобы постараться понять: это действительно друг или вас какие-то другие взаимоотношения связывают, и это превратилось уже в постоянное использование тебя? От этого нужно постепенно уходить, потому что иначе ты другого человека развращаешь и портишь таким образом. Но если это не игра в одни ворота, а взаимное действие, тогда всё правильно, и тут не надо высчитывать, кто сколько раз уступил – главное, чтобы это стремление было с двух сторон.

Если всё же случилось, что человек настоял на своем и пренебрег твоими интересами, надо его за это простить. Ведь если и ты это сделаешь, возможно, он тебя простит. И это тоже предполагает дружба. В дружбе точно так же, как в браке, приходится и терпеть, и прощать, и воспитывать друг друга, и помогать друг другу совершать правильные поступки. К сожалению, когда люди не понимают этого, дружба зачастую прекращается.

Порой прежде близкие друзья в силу обстоятельств оказываются в разных уголках земного шара, но если есть то, что действительно их объединяло, что делало их родными, то оно позволит им даже на расстоянии оставаться близкими, не отдаляться друг от друга. Христиане же – люди, которые существуют в памяти друг друга еще и посредством молитвы, а это значит, что память эта постоянно оживляется, воскресает вновь и вновь, и она действенна. Когда мы молимся о близком человеке, то тепло нашего отношения к нему сохраняется не только в нас, но и в нем.

Бывает и так, что по какой-то причине мы почувствовали к кому-то охлаждение. Это не обязательно связано с тем, что мы изменили отношение к нему… Например, митрополит Антоний Сурожский обращал свое внимание на то, что уставший человек, придя домой, может по отношению к родным и близким ничего не испытывать, потому что его душа настолько вымотана и опустошена, что он просто не имеет в себе ресурса для каких-либо чувств. Но головой он понимает, что любит их.

Подобные состояния очень часто сегодня и мы переживаем, и поэтому бывает так, что мы не испытываем никаких эмоций по отношению к другому человеку, и нам начинает казаться, что он нам безразличен. Нужно этому состоянию не доверять и понимать, что оно носит характер не столько духовный, или душевный, сколько физический, обусловленный состоянием нервной системы. И когда человек, который в таком состоянии, слава Богу, не находится, к нам тянется, в нас нуждается, надо уметь откликнуться и пробудить в себе то, что замерло в силу этой усталости и этой опустошенности. Возможно, нужно даже будет человеку об этом сказать, объяснить свое состояние, чтобы не обидеть его и в то же время дать ему возможность помочь нам. Ведь на то и нужны друзья…

Игумен Нектарий (Морозов)
Источник: http://www.pravoslavie.ru/100079.html